Пока ты живешь под моей крышей, будешь жить по моим правилам, кричал муж

Неожиданно резко хлопнула входная дверь. Неужели уже так поздно? Сколько времени она просидела, погрузившись в свои невеселые мысли? Мария торопливо вытерла глаза и попыталась придать лицу спокойное выражение. Но разве можно что-то скрыть от мужа, с которым прожита большая часть жизни.

— Опять плакала? — едва только бросив взгляд на неё взгляд, недовольно спросил вместо приветствия Виктор, — Давай прекращай это дело. Ужинать будем?

Мария молча кивнула и принялась накрывать на стол. Она все думала, как завести разговор, но понимала, что ничем хорошим это не закончится. Ели в тишине. Уже собирая посуду, она наконец мягко сказала о том, что звонил Стас. Муж и ухом не повел, продолжая щелкать пультом в поисках нужного канала.

— Витя, ну нельзя так, — она бросила посуду и повернулась к мужу, — Так нельзя.

— Да что ты заладила, как попугай: так нельзя, так нельзя… Так нужно. И хватит об этом.

— Витя…

-Хватит, я сказал! — муж резко стукнул по столу отчего кружки жалобно звякнули, — Я больше ничего не хочу знать. Мы ведь уже обсуждали этот вопрос? Решили. Всё. Точка.

Она бросила на спинку стула полотенце и вышла из кухни. В её голове крутились и крутились слова сына, ему нужны были деньги. Не великие деньги. Работу он пока не нашел, и они вполне могли бы помочь Стасу, но с тех пор, как муж фактически выгнал сына из дома, тема эта была под запретом.

Стас рос обычным ребенком, звезд с неба не хватал, но и проблем особых не доставлял. Детский сад, школа, институт. И когда только время пролетело. В какой момент они проглядели сына, уже и не узнаешь. И только когда тот продал подаренную машину, а потом набрал кучу долгов, они почуяли неладное. На семейном совете всё и открылось. Они теперь родители наркомана.

Пережить такую неожиданную и страшную новость было непросто. Все силы были брошены на спасение единственного сына. Стас и сам хотел избавиться от зависимости, он шел на контакт и согласился лечиться. Теперь уже кредиты брали они с мужем. Погасили долги сына, оплатили лечение.

После клиники Стас стал нервным и агрессивным. Доктор говорил, что нужно потерпеть, не всё потеряно и парень сможет адаптироваться к нормальной жизни, а они должны помочь. Они и помогали. Первые полгода стали самыми трудными, потом вроде бы все устаканилось. Вот только Стас не искал работу, а все время проводил за компьютером. Замкнулся, на любую просьбу огрызался. Обстановка в квартире накалилась до предела.

Внезапно слёг муж. Тяжелая операция на позвоночнике. Мария разрывалась между больницей и домашними делами. Наконец Виктора выписали, несколько месяцев он должен был провести дома, восстанавливаться. Мария очень надеялась, что сын поймет как им всем сейчас непросто, найдет работу, будет помогать. Но ничего не менялось.

В тот вечер её пустяковая просьба к сыну вынести мусор обернулась безобразным скандалом. Стас швырял вещи, кричал, что его достала такая жизнь, что он никого не хочет видеть. Вспылил и Виктор, человек по натуре жесткий и не терпящий возражений.

— Пока ты живешь под моей крышей, будешь жить по моим правилам! А нет, так убирайся сегодня же! – в сердцах кричал он, — Иди, живи, как считаешь нужным! Только за свой счет придется жить, за@ранец!

Мария в слезах бросалась от мужа к сыну, пытаясь образумить обоих, но в тот же вечер Стас собрал вещи и с одной сумкой ушел из дома.

С того дня прошло уже больше года, муж строго-настрого запретил ей помогать сыну. Но разве можно запретить это матери?! Мария, как могла экономила, она не работала и сама была практически полностью на обеспечении мужа. Однако каждую сэкономленную тысячу она нет-нет, да и пересылала сыну.

И когда в очередной раз вместо того, чтобы купить зимние сапоги, она попалась на том, что отдала эти деньги Стасу, муж без крика и скандала спокойно сказал, что так дело не пойдет. Выбирай или я или он. А будешь дальше своевольничать, пойдешь вслед за ним. На вольные хлеба.

С тех пор чувство вины перед сыном не оставляет Марию. Делать выбор между мужем и ребенком невыносимо трудно. Как бы ей хотелось, чтобы все стало как прежде. Чтобы Стас нашел работу, стал более мягким и покладистым, муж бы его простил и гнетущая атмосфера в их квартире рассеялась. Только будет ли так?

Мария зашла в интернет-банк. Денег было совсем негусто. Она перевела сыну полторы тысячи рублей, а на Ватсап написала: «Перевела сколько есть, сыночек. Пока больше не могу». Стас сообщение прочитал, но ничего не ответил. Занят, наверное, подумала она. Ничего, ответит, как сможет, потом.

КОНЕЦ

Уважаемые читатели, героиня этой истории не просит никаких советов. Просто делится своей нелегкой ситуацией. Переживает о том, что ей приходится метаться между сыном и мужем. Конечно, она мать и на многое закрывает глаза. На таких матерях, наверное, и держится мир. Осудить её нам проще всего, но вряд ли кто захочет оказаться на её месте, чтобы воплотить в жизнь собственные советы. Остается надеяться, что всё как-то наладится.

Но наладится ли? Как считаете?

Ольга Одаренко

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.98MB | MySQL:64 | 0,556sec