Ты меня слышишь?

— Диван мы поставим здесь.

Антон оторвался от планшета и на миг поднял глаза на жену. Алина прижалась спиной к голой стене и раскинула в стороны руки. Она улыбалась и светилась счастьем.

— А у окна, прямо там, где ты стоишь, поставим компьютерный стол для тебя. Вон в том углу — шкаф. Жалко, что вечер, солнца нет. Если солнечная сторона, то придется вешать плотные шторы или жалюзи. Как ты думаешь? Жалюзи, мне кажется, лучше, Правда? Ты меня не слушаешь.

— Слушаю. Жалюзи… — Антон кивнул, не отрывая взгляда от экрана планшета.

— А здесь повесим на стену телевизор, чтобы я не мешала тебе работать и могла смотреть фильмы, – донёсся из кухни голос Алины.

— Делай, что хочешь, только дай мне закончить писать письмо. Это важно. – Едва слышно пробурчал Антон, продолжая набирать текст на планшете. «Мне нужен компьютер, чем скорее, тем лучше». – Дорогая, поедем домой, мне нужно срочно доделать одно важное дело! Или нам не на что будет покупать мебель, — добавил он, еле слышно.

Алина деловито ходила по квартире. Из комнаты на кухню, а потом назад, планируя, как расставить мебель. Ведь это была их первая собственная квартира, где они планировали жить долго и счастливо. В задачу Антона входило заработать достаточно денег на воплощение дизайнерских планов Алины, чем он постоянно и занимался. Даже сейчас.

Его мама удивлялась, как они вообще познакомились и поженились. Антон сутками не отходил от компьютера. Однажды он ждал друга в парке, сидя на скамейке с ноутбуком на коленях. Вдруг до него донёсся звонкий заразительный смех, словно звон колокольчиков на ветру или журчание воды бегущего по камням ручейка. Сердце заныло от предчувствия чего-то неизвестного и одновременно невыносимо родного.

Он оглянулся. Позади него две девушки стояли под деревом. Одна что-то рассказывала, а другая весело смеялась. Она, наверное, почувствовала его взгляд, замолчала, и их взгляды встретились на одно короткое мгновение. Подруга ей что-то сказала, и девушка отвернулась. Потом снова раздался её смех. Антон встал и подошёл к ним. Так они познакомились.

Первое время даже выбирались в кино. Но Антон не мог тратить драгоценное время на дорогу, прогулки. Как-то так получилось, что Алина стала приезжать к нему на съёмную квартиру почти каждый день. Ещё на последнем курсе института он начал зарабатывать и жил отдельно от родителей.

Алина уходила, и он забывал о ней, отдавшись работе, пока она не возвращалась. Она подкрадывалась к нему сзади, обнимала, скрещивая руки на его груди. Русые вьющиеся волосы щекотали его щёку, и он тонул в облаке лёгких духов.

Они поженились полгода назад. Антон работал дома. Внедорожник пылился во дворе. А до офиса, где работала Алина, на маршрутке всего пару остановок от новой квартиры. Поэтому Антон продал машину, получил хорошие деньги за выполненный заказ для очень серьёзной фирмы, и они купили однокомнатную квартиру. Алина уговорила сразу поехать и посмотреть ещё раз.

— Завтра мы привезем сюда твой диван, компьютерный стол и будем здесь жить. Всё остальное постепенно купим. – Голос звучал прямо у его плеча.

— Угу, – ответил Антон.

— Тогда поедем. По дороге домой зайдём в мебельный и посмотрим шкаф… — Алина ещё что-то говорила, но Антон не услышал.

— Всё. Пошли. – Он отключил планшет и поцеловал жену в висок.

— Без машины, конечно, неудобно перевозить вещи, но Машка с Игорем помогут. Зато теперь у нас есть своя квартира, хоть и однокомнатная. Пока нам хватит, правда? – Алина обхватила руку Антона и прижалась к его плечу, пока они спускались на лифте.

— Вполне, — ответил он.

— Я люблю тебя. – Алина приподнялась на цыпочках и чмокнула Антона в подбородок.

В этот момент двери лифта открылись на первом этаже, и они вышли на улицу.

— Я завтра возьму отпуск за свой счёт на неделю и займусь переездом. Нужно столько всего купить. У нас остались деньги?

— А? Да, есть немного. Через неделю сдам программу и получу… – зазвонил телефон и Антон ответил.

Алина отстранилась, отпустив его руку, пошла рядом.

Он работал целыми днями, сидя у компьютера и делая программы, сайты. Квартира постепенно оживала, наполнялась мебелью и необходимыми мелочами, делавшими её уютной и удобной. Так они и жили, пока…

— Антон, я больше так не могу. Не могу разговаривать с твоей спиной. Зачем я тебе? Антон! – пыталась докричаться до него Алина.

— А? Подожди… — Он стучал по клавишам, уставившись в монитор.

— Я беременна…

— Антон…

— Ты меня не слушаешь?

— Слушаю очень внимательно, — не отрываясь от экрана, ответил Антон. – Что ты сказала?

— Я же говорю, не слушаешь, – ответила обиженно Алина.

— Прости. Сейчас… — Он снова забарабанил по клавиатуре. – Завтра сдам программу и…

— Я ухожу от тебя…

Антон отправил сообщение, что программа готова, завтра он приедет в офис и установит её.

— Алин, я сделал это! Всё. Выходной! – Антон крутанул кресло и оглядел комнату. – Алина?

Комната тонула в темноте, кроме круга света, отбрасываемого настольной лампой, прикреплённой к краю его стола.

– Алина!

Он встал, потянулся и обошёл квартиру. Пожал плечами, пошёл на кухню и открыл холодильник. На полке стояла тарелка с бутербродами, кастрюля с супом…. Антон поставил чайник на газ и в два укуса съел один бутерброд с колбасой. Зазвонил телефон. Когда разговор закончился, часы показывали первый час ночи. А Алина не вернулась домой.

— Здравствуйте, Анна Сергеевна. Алина у вас? Нет, мы не поругались… Не волнуётесь, наверное, у подруги задержалась. Извините. — Антон сбросил вызов матери Алины и набрал номер подруги.

— Марин, привет. Алина к вам заходила? Давно не была? Нет, всё в порядке…

Он обзвонил всех знакомых, чьи номера были забиты в его телефоне. Он набрал номер Алины. Её мобильник отозвался простенькой мелодией из прихожей. Только тут Антон заметил, что нет Алининой куртки, кроссовок и туфель. Нет чемодана на антресолях, нет нескольких платьев. Когда через два дня жена не вернулась домой, он пошёл в полицию.

— В чём она была одета? Особые приметы? Когда ушла из дома? С чемоданом? Молодой человек, вы издеваетесь? Ваша жена взяла вещи и ушла о т вас, а вы отрываете нас от важных дел. Нагуляется и вернётся. Всё, не мешайте работать. Лучше за своей женой смотреть надо. – Дежурный капитан отхлебнул из кружки чай.

— А я тебя предупреждала, что жене нужно внимание, а не только деньги. В холодильнике борщ и котлеты. Через три дня приеду. Всё с ней понятно. – Мама обувалась в прихожей.

— Что тебе понятно, мама? – Антон вышел её проводить.

— Что у неё появился кто-то, к кому она и ушла. Сидишь целыми днями за монитором, ничего не замечаешь. – Всё, я поехала домой, а то совсем темно будет. Поешь.

— Ладно. – Антон провёл ладонью по небритой щеке.

— И побрейся. Смотреть на тебя невозможно. Опустился совсем. Нагуляется и вернётся. – Мама захлопнула дверь.

Антон вернулся в пустую комнату. Тишина давила и оглушала. Есть он не стал. Ночью приснилась Алина. Он услышал шлёпанье её босых ног по ламинату и тихий смех. Рывком сел на кровати, уставился в темноту. Спина покрылась испариной, сердце стучало у горла. «Приснилось». Антон снова лёг.

Через месяц ему прислали приглашение работать в Германии. Его последний проект понравился зарубежным компаньонам фирмы, для которого он делал заказ. Антон, не раздумывая, согласился. Хотел оставить записку Алине, на случай, если она всё же вернётся. Но передумал. Внёс деньги в оплату коммунальных услуг на год вперёд, собрался и улетел во Франкфурт.

***

Пошёл год.

Антон снова целыми днями работал. У него были женщины, но отношения завязывались кратковременные, несерьёзные. Боль обиды на жену сменилась глухой, не проходящей тоской.

— Ну что, Антон. Нам нравится, как вы чётко и быстро работаете. Мы решили продлить с вами контракт ещё на один год. – Директор компании улыбнулся. – Надеюсь, вы согласитесь? Нет времени искать вам замену, да и не хотелось бы.

— Да, конечно. Только… — Антон заметил, как улыбка сползла с худощавого лица Отто. — Я бы хотел домой съездить. Давно мать не видел.

— Да, конечно. Мать – это святое, — сказал Отто по-русски с большим акцентом. – Недели вам хватит? Зайдите к Клаудии, она закажет вам билет на самолёт. — Отто похлопал Антона по плечу и улыбнулся. – Жду вас здесь через неделю.

Почему Антон вдруг сказал, что хочет увидеть мать, он и сам не знал. Звонил ей часто, иногда общались по скайпу. А больше никто его не ждал в России. Но что-то не давало ему покоя. Тоска по Родине? Мама предлагала сдавать его квартиру, но Антон не согласился. Остались вещи Алины и всё такое. Да и ключи он забыл маме оставить. Алининого ключа после её исчезновения он не нашёл. Потому, наверное, продолжал надеяться и ждать её.

Самолёт тряхнуло от соприкосновения шасси с посадочной полосой. Со всех сторон раздались нестройные аплодисменты. Антон вышел из самолёта с одной сумкой через плечо, в которой лежали две рубашки и ноутбук. Прошёл мимо толпы встречающих и без багажа сразу вышел к стоянке такси. Не доезжая до своего дома, попросил водителя остановиться.

— Так не доехали же ещё? – заволновался таксист.

— Я пешком. Давно дома не был. – Антон расплатился и вышел.

— А, тогда… — таксист махнул рукой на прощание и уехал.

Антон шёл по улице и улыбался. Вот и его двор. Взгляд остановился на молодой женщине, склонившейся над розовой коляской. Антон хотел, уж было, пройти к подъезду, как женщина подняла голову и Антон застыл. «Не может быть! Алина?!» Сердце замерло на миг, а потом ударило в грудную клетку, отчего он, словно проснулся.

Алина округлилась, похорошела. Но это была его Алина. Он пошёл к ней через двор. Алина заметила его и встала со скамейки. Они несколько мгновений стояли и смотрели друг на друга, как тогда, в первую их встречу. А потом Антон протянул руки, и они обнялись.

— Алина! Где ты была? Почему ушла? – шептал он, отрываясь от неё, чтобы убедиться, что она здесь, рядом, не исчезла. Потом снова тесно прижимал её к себе, целовал волосы на её макушке.

— Ты совсем не замечал меня. Сутками. Неделями. Хотела узнать, заметишь моё исчезновение или нет.

— Я всем друзьям звонил, в больницы, морги. Но почему не вернулась?

— Почему? Ты прикалываешься? – Лицо Алины исказила боль разочарования. — Я сказала, что беременна. Ты слышал? Нет. Ты слишком был занят. Я взяла чемодан и сказала, что ухожу, а ты кивнул. Я уехала на несколько дней в Питер. Потом вернулась и жила у родителей, пока не родила. Но Ариша очень беспокойная. Родители совсем не спали с нами. Я вернулась в нашу квартиру.

— Прости. Правда, не слышал. – Антон жадно глядел на жену.

— Я в мусорное ведро тест на беременность бросила. Сверху. Ты, конечно, не заметил. – Алина вздохнула и посмотрела на коляску. – Ты хоть вспоминал обо мне?

— Да. Уехал. Думал, легче будет. Последнее время рвался домой. Как чувствовал, что что-то должно случиться. Прости, если сможешь.

— А ты надолго вернулся? – Алина с надеждой посмотрела на Антона.

Он не выдержал её взгляда, отвёл глаза.

— На неделю. Я не знал, что ты… Что дочка… — Антон заглянул в коляску.

Пухлая маленькая девочка посмотрела на него голубыми глазками, как ему показалось, с любопытством. А потом зевнула.

— Алин, я никуда не поеду. Я остаюсь с вами. Если простишь. – Антон крепко сжал руку Алины.

— Давай попробуем. Я скучала по тебе. Очень. – Она прижалась к мужу.

***

Прошло два месяца.

— Антон, я в магазин и в аптеку. У Ариши животик болит, пучит. Пригляди за ней. Я быстро.

— Угу, — ответил Антон, не оборачиваясь от компьютера.

— Антон!

— Антон…

Алина снова не могла достучаться, докричаться до мужа.

Большинство конфликтов чаще всего происходят из-за неумения слушать и понимать друг друга. Казалось бы, так просто объясниться, выяснить, что наболело, и спокойно принять какое-то решение. Люди часто остаются одиноки, потому что строят стены вместо мостов. Это не так уж и сложно – слышать. Иначе можно друг друга и потерять.

«За тем малым, что нам говорит человек — целое море боли, горя, надежды… «Мало слов, а горя реченька, горя реченька бездонная».
Антоний Сурожский

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.01MB | MySQL:66 | 1,680sec